Поиск

Обострение социальных противоречий.

С углублением феодальных отношений на Украине обострялась классовая борьба и в самом Киеве. Здесь она проявлялась в самых различных формах, наиболее распространенными из которых были: захваты земель феодалов (преимущественно монастырей), отказы выполнять феодальные повинности, жалобы властям, переходы в подсоседки, оказачивание, побеги и вооруженные выступления.

Антифеодальные выступления трудящихся расшатывали феодальные устои общества, сплачивали народные массы в борьбе за свержение власти эксплуататоров. В. И. Ленин подчеркивал, что, согласно учению марксизма, «действительным двигателем истории является революционная борьба классов».

Сразу же после освободительной войны 1648—1654 гг. население Киева и окрестных сел отказывалось признавать феодальные привилегии новых панов. Трудящиеся продолжали распахивать земли и пользоваться угодьями монастырей, давая решительный отпор попыткам феодалов подкрепить свои владельческие права силой. Жители Вигуровщины, например, весной 1654 г. захватили пашни и сенокосы Михайловского Златоверхого монастыря и длительное время пользовались ими. В ответ на жалобу игумена Б. Хмельницкий приказал киевскому полковнику навести «порядок» на подведомственной ему территории п возвратить земли монастырю. Но в условиях сильных антифеодальных настроений народных масс сделать это полковник не мог, и поэтому 1 июня последовал новый гетманский универсал с категорическим приказом приостановить подобные захваты и впредь не допускать их.

Летом того же года крестьяне хуторов Лесники и Ходосовка самовольно ловили рыбу в близлежащих озерах, принадлежавших Выдубецкому монастырю. Попытки игумена изгнать «своевольников» с помощью монастырских прислужников ни к чему не привели, и он обратился за помощью к гетманской администрации. В последующие годы самовольным захватам подвергались земли Киево-Печерского, Софийского, Братского мужских, Фроловского женского и других киевских монастырей, вследствие чего последние систематически просили у властей подтвердительных грамот и универсалов на свои владения.

Украинские мещане вели упорную борьбу с казацкой старшиной, посягавшей на их права и привилегии. Гетман И. Брюховецкий пытался сломить сопротивление горожан, запретить им обращаться с ходатайствами непосредственно к царю, добивался отмены их прав на самоуправление, собирался провести перепись городского населения, чтобы обложить его дополнительными податями, которые должны были поступать в Войсковой скарб. Против этих намерений казацкой старшины решительно выступили жители многих городов Украины и прежде всего Киева. Они отказывались подчиняться распоряжениям старшины, искали защиты у русских воевод. В своем письме к царю И. Брюховецкий просил приказать киевскому воеводе не «потакать» мещанам и поддержать его (гетмана) действия. Чтобы дискредитировать киевлян в глазах царя, он писал, что «в Киеве розных купцов из Полыци, изо Львова, из Белой Церкви и из иных неприятельских городов, приезжих, в Киеве принимают.., а ратных людей принимати ... не хотели».

Введенное в заблуждение домыслами гетмана, царское правительство в феврале 1665 г. издало указ о лишении городов привилегий по магдебургскому праву, а соответственно, и подчинении их старшинской администрации. Весной того же года, заручившись поддержкой воеводы И. Чаадаева и епископа М. Филимоновича, киевляне обжаловали этот указ перед царем. В данном случае проявилась заинтересованность украинских мещан в существовании сильной централизованной власти, способной оградить их от своеволия старшины, а также поощрявшей развитие торговли с русскими городами, являвшейся тогда важным источником доходов. Киевляне просили царя защитить их от злоупотреблений старшины, подтвердить городам право на самоуправление, брать подати с мещан в царскую казну, а не в Войсковой скарб. Проводя курс на ограничение власти гетмана, а также будучи заинтересованным в экономическом развитии городов и поддержке украинских мещан, являвшихся последовательными поборниками дружбы двух братских народов, царское правительство удовлетворило это ходатайство. 1 июня 1665 г. оно отменило февральский указ и снова подтвердило право украинских городов на самоуправление.

Распространенной формой борьбы были подачи жалоб на притеснения со стороны старшины, духовенства и воевод.

Так, в челобитной мещан 1665 г. приводились факты злоупотребления властью киевским воеводой, бесплатно забиравшим продукцию бронников, кузнецов, кожевенников и других мастеровых людей, нарушавшим монополию мещан на рыбную ловлю, принуждавшим их отдавать лошадей для перевозки грузов, вследствие чего в городе не осталось ни одного человека, «который бы хлеб пахал».

Мещане неоднократно жаловались властям на нарушение старшиной их монопольного права на изготовление и продажу водки. В отдельных случаях они сами пытались закрыть корчмы старшины, но, наталкиваясь на вооруженное сопротивление, вынуждены были идти на уступки представителям сословия, захватившего политическую власть на Украине.

В 1665 г. ремесленники Подола жаловались на воеводу и полковников Шульгу и Черняка, которые различными поборами «людей бедных... до разорения последнего привели». В 1669 г. мещане сообщали царю, что у них снова берут подводы для перевозки духовных лиц из Константинополя и пленных, «емлют корм и питье» для послов, гонцов и их лошадей, отнимают сенокосы, озера, «рыбные ловли» на Днепре, принуждают рубить лес для строительства стругов и городских укреплений. Киевляне ходатайствовали также о запрещении воеводам вмешиваться в судебные дела мещан, ставить войска на постой в их домах и др.

Большое распространение получили жалобы на захваты Кирилловским, Межигорским и другими монастырями городских земель, в том числе пастбищ для скота, сенокосов на Оболони и левом берегу Днепра, запрещение заготавливать дрова в Плоском лесу. В 1689 г. мещане обратились к гетману с жалобой на то, чТо, несмотря на царские грамоты, «рожного стану особы», проезжая через город, забирали у них «коней с возами и хомутами» и не возвращали их владельцам. В своем универсале гетман, как и раньше, запретил старшине брать подводы у киевлян, но не предпринимал никаких действенных мер для обеспечения выполнения своего распоряжения. Поэтому притеснения неимущих горожан не прекращались.

Обострение классовой борьбы проявлялось в переходе обнищавших ремесленников и торговых людей в разряд подсоседков, живших в домах зажиточных мещан и казаков. В этих случаях трудящиеся частично избегали общегосударственных податей, но попадали во все большую зависимость от владельцев домов. Занимаясь ремеслом, торговлей или хлебопашеством, подсоседки вынуждены были отдавать часть произведенной продукции своим хозяевам, выполнять в их пользу различные повинности. В 1666 г. только среди киевских мещан насчитывалось 44 семейства подсоседков. Имелись они и среди других групп городского населения. Чтобы избежать уменьшения поступавших в казну налогов, власти ограничивали и запрещали подобные переходы. Однако эти меры не давали желаемых для администрации результатов, и количество подсоседков продолжало увеличиваться одновременно с ростом населения и углублением феодальных отношений.

Распространенным проявлением антифеодальной борьбы в то время являлось также оказачивание мещан и крестьян.

Вписываясь в казацкий реестр или самовольно объявляя себя казаками, они отказывались платить подати и выполнять повинности. Но, защищая интересы эксплуататорских классов, и гетманские, и царские власти запрещали эти переходы. Однако в условиях подъема антифеодальных настроений народных масс администрация не могла действенно воспрепятствовать процессу оказачивания трудящихся масс Киева.

Стремясь избежать усиливавшегося гнета, часть горожан уходила «на слободы» (населенные пункты, жители которых на несколько лет освобождались от податей и повинностей). Основной их поток направлялся на Левобережье, Слобожанщину, в Россию, Белоруссию и запорожские земли. В частности, в 1654 г. киевские казаки «побунтовав.., в слободы его царского величества уходили...». Чтобы приостановить побеги, киевский полковник А. Жданович обратился к русским пограничным воеводам с просьбой не принимать беглых и возвращать их обратно. Но, несмотря на принимаемые властями меры, уходы киевлян «на слободы» продолжались и в последующие годы.

Наряду с жалобами, переходами в подсоседки, оказачиванием и побегами имели место вооруженные выступления городских низов против эксплуататоров. Протестуя против усиливавшегося феодального гнета и укрепления власти зажиточных мещан и старшины, ремесленники, мелкие торговцы и крестьяне расправлялись с угнетателями, жгли их усадьбы, захватывали имущество. В начале 80-х гг. антифеодальные выступления в городе настолько участились, что для их подавления власти создали в 1684 г. две специальные стрелецкие команды по 100 человек каждая. Но даже с помощью вооруженной силы городские верхи не смогли приостановить выступления трудящихся, активизировавшиеся по мере ухудшения их материального и правового положения.

Не оставались в стороне от классовой борьбы и студенты Киевского коллегиума. Чтобы прокормиться, юноши из бедных семей вынуждены были просить милостыню, работать учителями в домах зажиточных горожан, петь в церквах, отдавать в залог носильные вещи под высокий процент. Доведенные до отчаяния, они нередко громили дворы ростовщиков на Подоле, отказывались выполнять распоряжения магистрата и воеводы. Под влиянием этих выступлений правительство в январе 1694 г. запретило магистрату нарушать права студентов, профессоров и ректора коллегиума.

В том же году возмущенные самовольными захватами городских земель Межигорским монастырем, киевские казаки ворвались к игумену, избили его, уничтожили все грамоты и привилегии монастыря на земельные угодья. В 1696 г. казаки Киевского полка сместили с должности наказного гетмана полковника К. Мокиевского и расправились с наиболее ненавистными угнетателями. Только применив вооруженную силу, власти подавили восстание и жестоко расправились с его участниками.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить