Древний и средневековый Киев

Поиск

Литература.

В истории украинской литературы второй половины XVI -первой половины XVII в. Киев занимал ведущее место. Образование Киевского коллегиума и создание типографии, консолидация вокруг них лучших литературных и научных сил способствовали развитию полемической, виршевой, драматической, ораторско-проповеднической литературы. С распространением книгопечатания возникает и совершенствуется жанр предисловий, послесловий, посвящений.

Среди полемических произведений особое место занимает «Палинодия» Захарии Копыстенского. Это историко-догматический трактат, написанный в ответ на сочинение виленского униатского архимандрита Льва Кревзы «Оборона унии» (1619). Он состоит из четырех частей, в которых аргументированно раскрывается тщетность попыток католиков и униатов доказать «зверхность папы римского», последовательно опровергается правомочность Флорентийского собора (1438—1439) и провозглашенная на нем уния, осуждается Брестская уния 1596 г.

Захария Копыстенский, разоблачая реакционную сущность унии, показал, что в насаждении ее заинтересованы прежде всего верхушка католической и православной церкви, господствующий класс Речи Посполитой: «З того всего пожиток выдаете якій и кому: тым, который и у нас, и у оных берут, веруємо, же они той незгоде ради, абы надолго пожитки брата, а некоторый з тых ростерков и побагателы». Он, как и все писатели-полемисты, резко выступал против высшего православного духовенства, которое пошло на сговор с католической церковью, преследуя свои узкоклассовые корыстолюбивые цели, вскрывал их образ жизни, несоответствующий подвижническим идеалам «слуг божьих». Погрязшие в пороках, стремившиеся к личному обогащению, православные владыки, эти духовные феодалы, представляли собой, по образному выражению Захария Копыстенского, «сметья людское», проводившее больше времени в «корчме, чили в церкви».

Будучи представителем мелкой украинской шляхты и отражающий ее идеологию, автор «Палинодии» считал, что единственной преградой к согласию и миру в обществе является уния. Она принесла «ростырки, тумулты, суспыціи, розмаитыи, непріазни, кровопролитья и недуфаня». В связи с этим значительный интерес представляет публикация в «Палинодии» речи вышненского и мостицкого старосты на вальном сейме в Варшаве Иоанна Щасного Гербурта, в которой отражалось недовольство унией со стороны некоторых кругов польских магнатов и шляхты, усматривавших в насильственном насаждении ее угрозу государственным интересам Речи Посполитой. Иоанн Щасиый, ссылаясь на христианское учение, призывал католическую церковь действовать проповедью, добрыми делами. А насаждать унию насильственно, говорил он, это все равно, что стремиться к уничтожению украинского народа: «бо если того хотять, абы Руси не было в Руси, то есть речь неподобная, и такое подобенство есть, яко бы ся им хотело: жебы тут море было коло Самбора, а Бесчад коло Гданска». Он прекрасно осознавал невозможность осуществления планов унии, то есть духовного подчинения украинского народа: «Жаден того розум, жаден гвалт перемочи не может, абы Руси не было в Руси». Поэтому он призывал правительство оставить украинскому народу его «права и вольности». Насаждение униатства Захария Копыстенский рассматривал как средство усиления гнета простого народа. Он писал: «а у нас в свято, як у попа, у мещанина и у хлопка обачено светлое што на хребте, так долго около того ходити будет пан, пани и урядник же аж мусить збыти убогій худак».

В этом произведении отражены многие стороны общественной жизни на Украине начала XVII в., в частности вопросы, связанные с поднятием уровня просвещения, распространения его среди широких кругов. Захария Копыстенский, как и многие другие деятели киевского кружка ученых и писателей, стремился преодолеть отрицательное отношение к западноевропейской учености и школам, не воспринимая их как «католические». Он писал в «Палинодии»: «А што ся римляне хвалят наукою тогосвітною — «чужим перьем хвалятся», «в чужом плащу напинаются. Грецкіи то суть мудрости — Платонова и Аристотелева, и иных философов грецких мудрость, отчасти им уделеная».

На страницах «Палинодии» отчетливо отразилось осознание общности происхождения, культурной и языковой близости украинского, русского, белорусского народов, на основе которого формировалась идея восточнославянского единения. Полемический характер имела «Книга о вере», написанная, как считают исследователи, Захарием Копыстенским, хотя автор ее скрылся под именем иеромонаха Азария. Целью ее являлось, как сказано в предисловии, разоблачить различные ереси, поскольку «розный от розных сторон, з розными релігіями проходячи турбують вас словы и писмы развращенными». Характерно, что изложение истории распространения реформационных идей в «Книге о вере» идентично этому же материалу в «Палинодии», что говорит в пользу авторства Захария Копыстенского.

В «Книге о вере» вмещены «Слова на латинов» Максима Грека, русского публициста, сочинения которого в рукописях распространялись в России, на Украине и в Белоруссии. В указанном произведении автор выступал против стремлений католической церкви подчинить своим интересам науку и школу.

В Киеве была создана «Протестация» (1621) — сочинение общественно-политического характера, возникшее в связи с восстановлением православной иерархии в 1620 г. Автором «Протестации» считают митрополита Иова Борецкого совместно с другими иерархами. В ней показан жестокий социальный, национально-религиозный гнет украинцев и белорусов: «Униаты преследуют народ наш руський, истязают и издеваются над ним», писали авторы «Протестации». Восстановление митрополии стало возможным только под воздействием освободительного движения на Украине и усиления влияния в общественной жизни запорожского казачества. В казачестве авторы усматривали силу, способную выступить с оружием в руках на борьбу за освобождение Украины. В «Протестации» отчетливо отражена Ориентация на единение с русским народом. «У нас с Москвой,— подчеркивали авторы,— один род, вера, язык, обычаи».

Значительным явлением в литературной жизни Киева стало издание таких сочинений, имевших в некоторой степени полемический характер, как «Paterikon» Сильвестра Косова, «Teratyrguma» Афанасия Кальнофойского, «Litos», в написании которого принимал участие Петр Могила. В них защищались от нападок идейных противников — католиков и униатов — «святыни и святые» православной церкви, ее обряды.

В то же время эти книги представляли собой занимательную литературу для чтения. Они составлялись не только на основе житийной литературы, но и дополнялись сведениями, почерпнутыми из древнерусских летописей, польских хроник. Афанасий Кальнофойский в «Тератургиме» упоминает Аристотеля, Анаксагора, Корнелия Тацита, Горация, Гелиодора, Цицерона, Плутарха, Вергилия, «отцов церкви», польские хроники.

Развивался жанр ораторско-проповеднической прозы. Лучшими образцами его являются проповеди Захарии Копыстенского, произнесенные в день смерти и в годовщину памяти Елисея Плетенецкого — «Казанье» и «Омилия». О пи отличались высоким гражданским пафосом. Захария Копыстенский ставил в пример Елисея Плетенецкого, не жалевшего ни сил. ни средств для укрепления православной церкви, распространения образования, книгопечатапия. Некоторые проповеди, произнесенные на похоропах представителей магнатских и шляхетских родов, теряют гражданскую значимость. Христианские положепия о добре и зле интерпретировались в них в духе преданности интересам Речи Посполитой.

С деятельностью Лаврской типографии связано развитие такого жанра, как предисловия, послесловия, посвящения, сопровождавшие почти все издания. Предисловия, посвящения содержали много исторического материала. В предисловиях указывались издатели, писатели, редакторы, показывалась их деятельность, подчеркивалась полезность их труда для всего общества. Вместе с тем предисловия отражали уровень образованности культурно-просветительных деятелей, их глубокие познания в области античной философии, литературы. Значительный интерес в этом плане представляет предисловие Афанасия Кальнофойского к книге «Teratyrguma». Оно изобилует экскурсами в римскую историю. Призывая своих соотечественников не терять бдительности в борьбе против католической пропаганды, он приводит речь Сципиона в римском сенате после окончания войны с Карфагеном, в которой тот предупреждал сенат, что опасность для республики таится в беспечности, благодушии.

В первой половине XVII в. в Киеве созданы многие стихотворные произведения. Значительное влияние на развитие книжной поэзии оказало распространение гуманистических идей, подъем освободительного движения. Популярной формой поэтического творчества были геральдические вирши на гербы магнатов, шляхты. Они стали неотъемлемым атрибутом лаврских изданий. Большинство из них написано Тарасием Земной, некоторые — А. Митурой, Памво Берындой. Поэты истолковывали атрибуты геральдической эмблематики в духе времени. Они прославляли заслуги издателей книг, мужественную борьбу против турок и татар, выражали надежду на дальнейшую помощь «вере православной и цвиченю деток» и т. д.

Наряду с геральдической поэзией все большую популярность приобретала панегирическая. Здесь важную роль сыграло широкое внедрение в программы братских школ, коллегиума изучения риторики и поэтики, где излагались основы стихосложения. Вопросы версификации разрабатывались в грамматиках Лаврентия Зизания, Мелетия Смотрицкого. Ученики приобретали навыки построения стиха, образности мышления, использования античной литературы, откуда заимствовались многие образы, аллегории, символы. К лучшим образцам виршевой литературы того времени относятся «Везерунок цнот превелебного в бозе его милости Елисея Плетенецкого» А. Митуры и «Верше нажалосный погреб зацного рыцера Петра Конашевича Сагайдачного» Кассиана Саковича. «Везерунок цнот...» прославляет известного церковного и культурного деятеля Елисея Плетенецкого, который в тяжелых условиях гонений на православную церковь, украинскую культуру — «под час праве утисков, под час бвд церковных, под час єи турбацій» — встал на ее защиту. Поэт показал его заслуги в организации и укреплении монастырей, шпиталей, создании типографии, издании книг. Автор считает своим гражданским долгом рассказать об этом, поскольку не пристало «добрую славу выкидать под лаву», то есть не оценивать по достоинству заслуги современников и не оставить память о них для потомков.

Особое место в украинской поэзии занимают «Верше на жалосный погреб... Петра Конашевича Сагайдачного» как по своему светскому содержанию, так и направленности, образности, параллелям, заимствованным преимущественно из античной мифологии и литературы. «Верше» посвящены не только личности Петра Сагайдачного, но и всему войску запорожскому. Прославляя казаков, защищавших украинские земли «от татар поганых и турков... морем, сушей, пешо и конно», освобождавших невольников, автор подчеркивал, что «гетман не сам през ся, леч войском ест славный, а войско тыж гетманом... Згола нечого не ест един без другого».

«Верше» композиционно сложны, соединяют несколько тем: похвала запорожскому казачеству и гетману П. Сагайдачному; размышления о быстротечности человеческой жизни; биографические сведения о П. Сагайдачном, рассказ об участии его в походах против татар и турок, подчеркивается любовь к «наукам», материальная поддержка деятельности Львовского и Киевского братств, школ. Широко трактуя христианскую идею быстротечности человеческой жизни и равенства всех перед смертью, Кассиан Сакович призывал соотечественников творить «добрые дела», не разбрасывать деньги на «кости, карты», а способствовать науке, просвещению. Отчетливо звучит в произведении мотив самопожертвования, готовности не жалеть своей жизни ради отечества: «лепей єст стратити живот за ойчизну, нежли неприятелю достатся в коризну. Кто бовем за ойчизну не хочет вмирати, тот потом з ойчизною мусить погибати».

«Верше» Кассиана Саковича отражают гуманистические тенденции в развитии украинской культуры: повышенный интерес к античной литературе, обращение к личности человека, идеализации его моральных качеств — мужества, образованности, готовности встать на защиту интересов народа. Кассиан Сакович проводит параллель между П. Сагайдачным и известными античными политическими деятелями, приводит многочисленные примеры из их жизни и деятельности. «Верше» написаны в четко выраженном размере, они поражают ясностью звучания.

В 30-е гг. XVII в. в украинской литературе все более заметно проявляются черты нового стиля — барокко, для которого характерно соединение эстетических представлений средневековья и Ренессанса. Литература барокко изобилует античными сюжетами и темами, сложностью композиций, аллегорий. Черты барокко характерны для произведений, созданных в Киеве: «Имнология», «Евхаристерион», «Евфимия веселобрмячая». Все они посвящались Петру Могиле. Авторы в возвышенных тонах, используя сюжеты и аллегории из античной литературы, восхваляли заслуги его в укреплении православной церкви, создании Лаврской школы, коллегии и др. Вместе с тем в этих сочинениях звучала и тема патриотизма, любви к науке, высказывалась уверенность, что не только «старый век множил богатырей, леч и наш несталый».

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить