Древний и средневековый Киев

Поиск

Книгопечатание.

Киев сыграл важную роль в распространении книгопечатания, развитии искусства оформления книг, полиграфической техники. В 1615 г. при активном участии архимандрита Киево-Печерской лавры Елисея Плетенецкого была организована типография. Елисей Плетенецкий приобрел Стрятинскую типографию, приостановившую свою деятельность после смерти ее владельца Федора Балабана. А. Митура в виршах «Везерунок цнот», посвященных Елисею Плетенецкому, писал, что он «воскресил друкарню припалую пылом». Для нужд типографии Елисей Плетенецкий организовал также производство бумаги в Радомышле — владении Киево-Печерской лавры.

Выходец из мещан Галичины, высокообразованный человек своего времени Елисей Плетенецкий понимал значение книгопечатания не только как средство укрепления позиций православной церкви и отстаивания ее прав в связи с экспансией католицизма, насильственным введением унии, но и как необходимое условие распространения образования и знаний. Деятельность типографии началась с издания «Часослова» (1616), книги, с древнейших времен выполнявшей функции пособия для обучения чтению и письму. В предисловии Елисей Плетенецкий писал, что книги призваны «сердца веселити и в правоверіи утверждати», а также служить училищам в «граде Кієве и впрочіих». Таким образом была определена программа деятельности типографии: издавать как церковнослужебную, богословскую, так и светскую, прежде всего учебную литературу.

Для осуществления намеченных целей Елисей Плетенецкий начал собирать ученых, писателей, людей, знающих типографское дело. Вокруг типографии образовался научно-литературный кружок, члены которого переводили, редактировали, иллюстрировали издаваемые книги, осуществляли руководство всей типографией. Они писали предисловия и послесловия к книгам, оказывали непосредственное влияние на подбор тематики книг. Наряду с Елисеем Плетенецким прежде всего необходимо назвать Захария Копыстенского, высокообразованного человека, ставшего после смерти Елисея Плетенецкого (1624) архимандритом и возглавившего типографию.

В кружок ученых и писателей входил Памво Берында, начавший свою книгоиздательскую деятельность в Стрятинской типографии Балабанов. Некоторое время он работал в типографии Львовского братства, откуда в 1617 г. его пригласил Елисей Плетенецкий: «до самого его писал и килька крот посылал». Памво Берында прибыл в Киев для подготовки к изданию «Анфологиона» (1619). Вскоре он навсегда поселился в Киеве, где до последних своих дней (умер в 1632 г.) работал в типографии. Большая роль в деятельности типографии принадлежала Лаврентию Зизанию, известному педагогу, писателю, автору учебных пособий, переводчику. С 1619 по 1627 г. он принимал участие в переводе и редактировании многих богословских сочинений.

Среди деятелей киевского кружка, ученых и писателей заметное место занимал Тарасий Земка, имя которого упоминается среди фундаторов Киевского братства. Ему принадлежат предисловия, вирши на гербы магнатов и шляхты, вмещенные в лаврских изданиях, переводы на книжный украинский язык того времени отрывков из церковнослужебной литературы. Непосредственное участие в издании богословских сочинений принимал Иов Борецкий. Некоторое время в типографии работал Гавриил Дорофеевич, поэт и переводчик, учитель Львовской братской школы. В 20—30-х гг. члены этого кружка осуществили большую работу по изданию в Киеве книг различного характера — церковнослужебных, богословских, светских — преимущественно виршей. За это время Лаврская типография выпустила около 34 названий книг.

В силу господства религиозной идеологии книгопечатание обслуживало в первую очередь церковь литургической и богословской литературой. Но в то же время, наряду с другими предпосылками, оно способствовало процессу секуляризации духовной жизни. В результате изобретения книгопечатания и роста потребностей все более расширяющейся торговли, писал Ф. Энгельс, духовенство лишилось монополии не только на чтение и письмо, но и на более высокие ступени образования.

Книжную продукцию типографии Киево-Печерской лавры того времени можно разделить на такие основные виды: 1) церковнослужебная, занимающая наибольший удельный вес; 2) богословская; 3) учебная; 4) светская — полемические и стихотворные произведения. В Киеве несколькими изданиями выходили «Служебник», «Псалтирь», «Номоканон», «Триодь», «Акафист» и др. Характерной особенностью этих изданий являлось стремление издателей приблизить книги к простому читателю путем перевода некоторых разделов на книжный украинский язык, близкий к разговорному. В «Триоди постной» (1627) синаксары (собрание учений) переведены с греческого «на россійскую бесіду общую ієромонахом Тарасієм Левоничем Земною». Памво Берында в предисловии к этой книге призывал «великороссов, болгар и сербов и прочих подобных нам в православии» принять такое новшество, поскольку книгоиздатели руководствовались желанием «рода нашего Малой Россіи благородных, гражданских и прочіих различного причта людей».

Киевские издатели занялись подготовкой и изданием богословских сочинений Иоанна Златоуста. Обращение к этим произведениям было вызвано обострением идеологической борьбы против католицизма и униатства. Члены киевского кружка ученых и писателей, знающие греческий и церковнославянский языки, перевели и отредактировали «Беседы Іонна Златоуста на 14 посланій св. ап. Павла» (1623) и «Беседы Іоанна Златоуста на деянія св. апостолов» (1624).

В предисловии к «Беседам Іоанна Златоуста на 14 посланій ...» Захария Копыстенский писал, что перевел книгу священоинок Киприан «суща от града Острога, муж в еллииском діалекте искусна, в Єнетіих же и Потавіи любомудрствовавша». Редакцию текста осуществлял Лаврентий Зизаний, о котором тот же Захария Копыстенский писал как о «словеснейшем дидаскале и витию», прекрасно знавшем греческий язык. Из Лаврской типографии в 1625 г. вышло еще одно богословское сочинение — «Толкование Андрея Кессарийского на Апокалипсис Иоанна Богослова». Его перевел с греческого Лаврентий Зизаний, в подготовке издания принимали участие Тарасий Земка, Памво Берында. Выпуск таких книг Лаврская типография рассматривала как одно из средств борьбы против католицизма и униатства.

Большой популярностью пользовалось «Евангелие учителное» (1637) — сборник поучений на воскресные дни, выбранные из сочинений Иоанна Златоуста. Книга издана на «простом языке» — украинском книжном языке того времени.

Лаврская типография издавала, хотя и в небольшом количестве учебные книги. Наряду с «Часословом» типография выпустила «Лекciкон славеноросскій» Памва Берынды (1627). Работа над составлением «Лексикона» началась еще в типографии Балабанов в Стрятине. Федор Балабан, владелец типографии, получил образование в Италии, имел большую библиотеку. Книгами из этой библиотеки — Библией на пяти языках, изданной в Амстердаме, сочинениями Мануила Ритора, Максима Грека, различными словарями пользовался Памво Берында. «Лексикон» широко применялся в школах на Украине, в России, переиздавался в Белоруссии в 1653 г.

Значительное внимание киевские издатели уделяли печатанию книг светского характера и прежде всего виршевой литературы. Второй книгой, вышедшей из типографии, был панегирик, посвященный Елисею Плетенецкому. В 1622 г. типография издала «Верше на жалосный погреб зацного рыцера Петра Конашеви ча Сагайдачного», в 1632 г.— «Евхаристерион», панегирик, поднесенный П. Могиле. В 1630 г. типография напечатала «Имнологию» — вирши, в которых прославлялись заслуги Петра Могилы в укреплении православной церкви. В связи с вступлением его в сан митрополита издатели напечатали панегирик «Евфимия веселобрмячая» (1633).

Большинство изданий типографии выходило на церковнославянском языке. Все же, как отмечалось выше, довольно широко внедрялся и украинский книжный язык. С 30-х гг. в Лаврской типографии издавались книги на польском языке, первой из которых был панегирик Петру Могиле, составленный студентами коллегиума: «Mnemocyne slawy, ргас a trudow» (1633). В 1635 г. вышло сочинение Сильвестра Косова «Exegesis», в котором подчеркивалась необходимость преобразования школьного дела. В эти же годы типография издала «Paterikon» («Жития печерских святых») Сильвестра Косова. В 1638 г. вышла «Teratyrguma lubo czuda» — книга о «чудесах и чудотворных иконах» в Киево-Печерском монастыре, написанная иеромонахом Печерского монастыря Афанасием Кальнофойским. В 1644 г. опубликовано полемическое сочинение «Litos abo kamien», составленное православными иерархами. Эти произведения, изданные на польском языке, имели полемический характер, были направлены на защиту обрядности православной церкви, ее «святынь и святых» от нападок католиков и униатов.

Издания Киево-Печерской типографии отличались высокой полиграфической техникой. Большинство из них, в особенности богословские сочинения, издавались в лист. Такие книги имели парадный вид и, соответственно, стоили дороже. Книги, рассчитанные на более массовый спрос — Часослов, Псалтирь, Лексикон, стихотворная литература — печатались в пол листа. Лаврские издания начинались с титульного листа, украшенного гравюрами на сюжет книги. На титульном листе, кроме названия книги, обозначались место и год издания. На обороте вмещался герб меценатов, материально поддерживающих типографию, и вирши, истолковывающие геральдические знаки. Как правило, книги сопровождались предисловиями, посвящениями, послесловиями.

Текст книги печатался в рамке, иногда орнаментированной, страницы оформлялись заставками, концовками. Лаврские издатели стремились к красочному оформлению самого текста. Они применяли двухцветное печатание — черной и красной красками, разнообразие шрифтов — от крупного до мелкого в пределах одной книги. Высокого мастерства достигло искусство переплета книг. Переплет лаврских изданий состоял из досок, обтянутых кожей, украшенных тиснением, рамкой с орнаментом в центре помещался медальон с изображением евангельских сцен. Металлические застежки также орнаментировались.

Исходя из численности людей, работавших в типографии и подписывавшихся под «Имнологией», она представляла по тем временам довольно большое и хорошо налаженное предприятие. В 30-х гг. типографией руководили Памво Берында и Тарасий Земка, работали иеродиакон Исайя — «типонадзиратель», Артемий Половкович — «типоблюститель», Стефан Берында — «типограф», Нафан Зинькович — «наборщик», Дмитрий Захариевич — «столпоправитель», Парфений Молковицкий и Михаил Фойницкий — «изобразители», Леонтий Иерусалимович — «писмолитель», Павел Макариевич и Федор Киприевич — «батирщики». Таким образом, в типографии работали наборщики, типографы, резчики шрифтов и гравюр, корректоры и др.

Наряду с типографией Киево-Печерской лавры в городе некоторое время действовали частные типографии Тимофея Вербицкого и Спиридона Соболя. Тимофей Вербицкий работал ранее в Лаврской типографии (его имя упоминается среди тех, кто издавал «Беседы Іоанна Златоуста на 14 посланий ап. Павла»: «Тимофей Александрович, мастер художества печатного»). Вскоре, очевидно, при поддержке Иова Борецкого, он организовал собственную типографию, купив двор в Киеве. В купчей он упоминается как «товариш войска запорожского». Из изданных им книг известен «Часослов» (1625), посвященный Иову Борецкому, «Псалтирь» (1628). В дальнейшем он был послан Петром Могилой для организации типографии в Валахии, где напечатал в 1635 г. «Требник».

В 20-х гг. XVII в. в Киеве печатал книги белорус Спиридон Соболь. Он издал «Лимонарь», «Минея общая» (1628), «Октоих» (два издания — 1628, 1629), «Апостол» (1630). Возможно, Спиридон Соболь пользовался поддержкой Петра Могилы, поскольку позднее в письме к российскому царю Михаилу Федоровичу называл себя слугою митрополита Петра Могилы. Книги, изданные Спиридоном Соболем, представляли собой популярную литературу для чтения. «Лимонарь» (рассказы из жизни христианских подвижников) издавался впервые на восточнославянских землях.

Неизвестно, какие причины побудили Спиридона Соболя покинуть Киев и вернуться в Белоруссию. В Кутеино и Могилеве он издавал буквари, предназначенные для братских школ Украины и Белоруссии. С. Соболь поддерживал связи с московским печатником Василием Бурцевым, продал ему шрифты «трех писмен», намеревался начать издание книг для «учения детей греческому, латинскому, польскому письму» в Москве.

Киевская книжная продукция и мастера типографского дела были известны далеко за пределами Украины. По просьбе молдавского господаря в Яссы для организации типографии и школы прибыл Софроний Почаский. Создатели ее стремились наладить печатание книг не только на церковнославянском, но и на греческом языках. Об этом говорит письмо Софрония Почаского к Львовскому братству, в котором он просил продать греческий шрифт. Среди основателей типографии в Валахии упоминается также Спиридон Соболь. В 1624 г. для оказания помощи в переводе и издании богословских сочинений в Москву ездил Памво Берында. Иов Борецкий представлял его как «усердного пособника в делании и исправлении книг печатных».

Киевская типография сыграла важную роль в укреплении межславянских культурных связей. Ее издания распространялись на Украине, в России, Белоруссии, среди южных славян, в Молдавии и Валахии. Захария Копыстенский в предисловии к «Беседам Іоанна Златоуста на деяния св. апостолов» писал: «Пріємлете (книгу) племя Россове, и славяне и македонове: стяжите и болгарове, сербове и босняне, облобызайте и истрове, иллирікове и далматове, срящете и молдавяне, мултяне и угровлахове, воспріймете и чехове, моровяне, гарватове и вся широковластная Сарматія».

Лаврские издания пользовались заслуженным авторитетом в России. Во многих книжных собраниях — монастырских, патриарших, частных, встречаются «Псалтирь», «Триодь», «Требник», «Номоканон», «Беседы...», «Октоих» и др. Среди книг казначея Троице-Сергиевого монастыря, известного русского писателя XVII в. Симона Азарьина были «Лифос» (1644), «Поучения аввы Дорофея» (1628), «Собрание краткой науки» (1646), «Лексикон» Памво Берынды.

Некоторые киевские издания перепечатывались в Москве. Так, в состав «Кирилловой книги» (1644) и «Книги о единой вере» (1648) вошли отрывки из «Книги о вере», изданной в Киеве (1619—1620). В 1649 г. в церковнославянском переводе опубликован «Катехизис» (1645) Петра Могилы. В свою очередь, киевские печатники обращались к московским изданиям: «Минея общая» Спиридона Соболя является перепечаткой московского издания «Минеи» (1600).

Печатная книга в городе не вытеснила полностью рукописную. Киев продолжал играть важную роль в книгонисании, являясь хранителем древних традиций. В рукописях распространялись полемические произведения, сборники морально-дидактического характера, хронографы, летописи. Так, полемическое произведение Захарии Копыстенского «Палинодия» не было издано и известно в рукописных списках. Один из них составил киевский мещанин Василий Лапицкий в 1635 г. Среди исторических сочинений широкой популярностью в то время пользовалась «Хроника» М. Стрыйковского. Рукописный перевод ее первой половины XVII в. находился в Киеве, о чем свидетельствует запись на обороте первой страницы, составленная в 1643 г. Характерно, что «Хроникой» интересовались не только киевские ученые, писатели, но и мещане.

При киевских монастырях переписывалась в основном церковнослужебная, богословская литература, имелись значительные книжные собрания. Так, по описи 1554 г. в библиотеке Киево-Печерского монастыря было собрано около 80 рукописных книг, преимущественно церковноcлужебных: Евангелия, Псалтири, Триоди, Охтоик, Минеи и др. Книги более светского характера, представляющие, очевидно, популярную литературу для чтения, объединены в описи одним названием — «книг посполитых полтретянадцать». Известны рукописный «Патерик Печерский» (1553), «Скитский патерик» и «Лествичник», переписанные в начале XVII в. в Никольско-Пустынном монастыре, рукописный «Служебник» Иова Борецкого. Составлялись также сборники, содержащие отрывки из полемических произведений, житий, различные поучения.

Таким образом, Киев в первой половине XVII в. являлся не только крупнейшим книгоиздательским центром, но и сохранял древние традиции книгописания.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить