Древний и средневековый Киев

Поиск

Дальнейший подъем освободительной борьбы.

Участие трудящегося населения Киева в восстаниях 1637— 1638 гг. Польско-шляхетские правительственные круги, стремясь предотвратить новые народные выступления на украинских землях, вынуждены были идти на определенные уступки, прежде всего казацкой старшине, городскому патрициату и высшим иерархам православной церкви. Разжигая внутрисословные противоречия и распри, противопоставляя реестровцев нереестровому казачеству, высший клир церкви приходским священнослужителям, местная королевская администрация стремилась тем самым упрочить свое пошатнувшееся положение. Важным инструментом в проведении этой политики явились так называемые «Статьи для успокоения русского народа», утвержденные польским сеймом в январе 1633 г. Ряд статей этого государственно-политического акта касался Киева. В частности, за киевским митрополитом, избираемым православными иерархами, признавалась высшая духовная власть на Украине. Православному духовенству подтверждалось право на все существовавшие в Киеве монастыри (кроме Выдубецкого) и церкви с принадлежавшими им земельными угодьями и зависимыми крестьянами. Казацкая старшина, высшее духовенство и городские богачи пошли на соглашение с польско-шляхетским правительством. Особенно непримиримую позицию к запорожскому казачеству занял избранный в 1632 г. митрополит Петр Могила.

Опираясь на поддержку украинской православной шляхты и высшего клира православной церкви, правительство Речи Посполитой вновь увеличило свое войско на Украине. В Киев вводился дополнительный отряд наемников. Но особенно неистовствовали польские паны. Современник писал, что они, «став в киевских землях — главном средоточии казачества — владельцами огромных имений, приобретенных то ли через покупку, то ли путем королевского пожалования, желая увеличить свои доходы, старались ... уничтожить остатки казацких прав, которые, как им казалось, препятствовали осуществлению их намерений». Одним из путей достижения этой цели явилось сокращение и чистка реестра, переведение выписчиков в крестьянское сословие. Согласно распоряжению местной польско-шляхетской администрации подданические повинности обязывались выполнять казаки, проживавшие в Киеве или его окрестностях.

Несмотря на предпринимаемые королевским правительством меры, освободительное движение на Украине не прекращалось. Как и раньше, заметное место в общей борьбе украинского народа против иноземных поработителей занимало трудящееся население Киева. Из Подола — традиционного торгово-ремесленного района города, мелкие повстанческие отряды (5—20 человек) совершали нападения на представителей королевской администрации и местных городских властей. В документах говорится о поджогах домов городской верхушки, отказах горожан выполнять работы по ремонту Киевского замка, дорог и т. п.

Особый размах антифеодальное и освободительное движение приобрело после прибытия в район Поднепровья (май 1637) запорожцев, возглавляемых Павлом Михновичем Бутом (Павлюком). Универсалы гетмана, призывавшие народные массы выступать на борьбу, расправляться с панами и королевскими чиновниками, получили широкую поддержку. Уже летом 1637 г. в огне восстаний пылала Киевщина, Полтавщина, Черниговщина. Наблюдались волнения трудящегося населения Киева. Представители местной администрации жаловались коронному гетману С. Конецпольскому, что киевляне, как и жители других городов Поднепровья, не допускают королевских чиновников, истребляют небольшие отряды шляхетских войск и т. п.

В организации и руководстве крупными повстанческими отрядами видная роль принадлежала также выходцам из Киева — мещанам и казакам. Киевским сотником был Богдан Кизим, отряд которого (2—3 тыс. человек) действовал около Переяслава и Ирклиева. На протяжении
длительного времени он удерживал под своим контролем значительный район вдоль обоих берегов Днепра.

Тем временем посланные на Украину отряды коронного войска начали «умиротворять» восставшее население. Еще 25 декабря 1637 г. часть карателей двинулась на Киев, являвшийся, по свидетельству польного гетмана Н. Потоцкого, «центром возмущения». Обескровленные и плохо вооруженные отряды киевлян не могли оказать серьезного сопротивления — в начале января 1638 г. каратели заняли город. Киев захлестнула волна казней, расправ, зверств. Пытаясь запугать народ репрессиями, брат польного гетмана С. Потоцкий приказал перед стенами городского замка посадить на кол взятых в плен Б. Кизима и его сына Кизименка. Подверглись жестоким наказаниям сотни других участников народно-освободительного движения.

Подавив основные очаги восстания, польско-шляхетское правительство начало водворять свои «порядки» на Украине. Во всех городах и местечках Поднепровья расположились королевские залоги. Сильные гарнизоны коронного войска находились также в Чигирине и Кременчуге, то есть в ближайших к Запорожью местностях.

Тяжелое положение народа усугублялось голодом, начавшимся вследствие неурожая 1637 г. В Киеве, по словам очевидцев, наблюдалась страшная дороговизна. Мерка ржаной муки в городе достигала неслыханной цены — более 30 злотых. В то время как зажиточная верхушка мало чувствовала на себе последствия неурожая, неимущие слои населения находились на грани голодной смерти.

Весной 1638 г. после выхода отрядов казаков из Запорожья на «волость» восстание на Украине вспыхнуло с новой силой. Гетман Яков Острянин в универсале извещал украинский народ, что вступает «з войском на Украину Малоросскую, для видвигненя... вас, народа нашого православного от ярма, порабощения и мучительства тиранского леховского, и для отмщешя починених обид, разоренши мучителских ругателств... всему посполству рода руского, в Малой Росш по обоим сторонам Днепра мешкаючого». Я. Острянин призывал в универсалах жителей городов и сел сохранять добытое в боях оружие, заготавливать провиант, присоединяться к запорожцам. Зазывные письма и универсалы гетмана быстро распространялись по Украине. Они доставлялись в Киев странствующими бандуристами, монахами, воспитанниками коллегиума. Ремесленный люд и мелкие торговцы города горячо откликнулись на призыв к восстанию. Часть казаков и мещан, оставив Киев, ушла на Запорожье. Ремесленники в своих мастерских изготовляли и ремонтировали оружие, городская беднота создавала повстанческие отряды.

Повстанцы действовали не только около Киева, но также совершали походы в более отдаленные районы. Во время обороны повстанческого лагеря на р. Старец (июнь 1638 г.) на помощь осажденным с боями пробивался отряд, возглавляемый выходцем из Киева атаманом Савой. С основными силами крестьянско-казацких войск стремились также объединиться киевляне, руководимые атаманом Соломой. Однако на подступах к лагерю на Старце эти отряды были разгромлены, а их руководители казнены.

Характерно, что почти все значительные отряды в районе Киева координировали свои действия с руководителями крестьянско-казацких войск — Я. Острянином, К. Скиданом, Д. Гуней. Так, еще в конце мая 1638 г. по приказу Я. Острянина из Правобережья под Киев прибыл крупный отряд под предводительством Н. Бардаченко. Пытаясь задержать шляхетские войска, которые переправлялись на левый берег Днепра, повстанцы уничтожили все лодки, плоты, байдаки, паромы. 11 июня 1638 г. после непродолжительного боя они заняли Киевский замок. Положение шляхты, находившейся в городе, стало критическим: недоставало боеприпасов, пушек, пороха. На исходе было продовольствие. Стремясь любой ценой удержать в своих руках Киев — важный стратегический пункт, командование направило сюда конницу С. Лаща — отборную часть польско-шляхетского войска. Вследствие ожесточенных боев повстанческие отряды вынуждены были оставить город.

После подавления восстания 1637—1638 гг. на Украине началась полоса жесточайшего террора и репрессий. Жертвами своеволия и разнузданных действий шляхты стали тысячи людей — крестьяне, рядовые казаки, ремесленники, работные люди промыслов.

В условиях непрекращающихся казней, 9 сентября 1638 г. в Киеве по требованию Н. Потоцкого собралась «общая рада» реестровцев. Под нажимом польско-шляхетских властей она приняла все условия полыюго гетмана, в основе которых лежала так называемая «Ординация Войска Запорожского реестрового, состоящего на службе Речи Посполитой», утвержденная сеймом еще весной 1638 г. Ограничивая права и привилегии казачества, «Ординация» содержала ряд пунктов, касающихся других сословий. В частности, она определяла суровые наказания за попытки городских жителей (в том числе Киева) вписаться в реестр. Казацкие полки дислоцировались лишь в пределах отведенных для них территорий (Киев и Киевское воеводство не вошли в их число).

Одновременно в Киеве начались работы по укреплению городского замка: отстроены крепостные стены, завезены пушки, ядра, порох. В городе разместилась рота немцев-наемников.

Подавив восстания, польско-шляхетские власти считали народ Украины окончательно «умиротворенным». «Золотым покоем» называла шляхта десятилетие, наступившее после 1638 г. Это было время огромных лишений украинского народа: невыносимое социальное и национальное угнетение угрожало существованию его как этнической общности. В ответ на жесточайший иноземный гнет трудящиеся массы Украины снова поднимались на борьбу.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить