Древний и средневековый Киев

Поиск

Восстание на Украине в 1630 г. и Киев.

В ответ на массовые репрессии карателей и произвол панов на Украине прокатилась новая волна восстаний. Особенно угрожающих размеров повстанческое движение приобрело в 1630 г. Сигналом к всеобщему выступлению послужило прибытие на Поднепровье 10-тысячного отряда запорожцев, возглавляемого Тарасом Федоровичем (Трясилом) — гетманом нереестровцев (март 1630). В ответ на универсалы Т. Федоровича, призывавшие ко всеобщему восстанию, огромные массы крестьян, казаков, горожан влились в повстанческие отряды. Уже в марте — мае 1630 г. они действовали на значительной территории Украины — Запорожье, Киевщине, Переяславщине.

Под влиянием этих событий активизировалось антифеодальное движение в Киеве. Городской люд с оружием в руках поднялся на борьбу против польско-шляхетских поработителей. Небольшие повстанческие группы киевлян расправлялись с представителями городской верхушки и королевской администрации, поджигали дома магнатов и шляхты, проживавших в Киеве.

Нарастание антифеодального и освободительного движения вызывало сильную тревогу среди польско-шляхетских правительственных кругов. На Украину направлялись дополнительные отряды карательных войск. Возглавляемые коронным гетманом С. Конецпольским, они, уничтожая на своем пути целые города и села, двигались к Киеву. Южнее города шляхта несколько раз пыталась переправиться через Днепр на Левобережье. Однако совместные действия местного населения н казацких отрядов срывали намерения карателей. Более того, по свидетельству летописца, во время одной из переправ казацкая сотня совершила смелое нападение на штаб карателей. Пользуясь переполохом, казаки пленили капитана-наемника «і самого пана гетьмана мало не поймали». Лишь спустя несколько дней, с подходом дополнительных отрядов, каратели переправились через Днепр.

Классовую солидарность проявили киевляне во время ожесточенных боев крестьянско-казацкого повстанческого войска с карателями под Переяславом. Они организовали несколько вооруженных отрядов в тылу врага, громили обозы шляхты, уничтожали средства переправы. Непосредственно под Киевом повстанцы, по свидетельству летописца, «байдаков 50 а чолнув без лічби спалили, жеби ся поляци не міли чим перевезти на там-тую сторону до гетьмана». Ожесточенные бои происходили в окрестностях города. На протяжении нескольких дней повстанцы громили отряды немецких наемников и королевских войск. Вместе с тем Т. Федорович понимал, что успех восстания зависит прежде всего от того, в чьих руках находится Киев. В сложнейших условиях обороны Переяслава он неоднократно оказывал повстанцам, действовавшим в районе города, помощь (поставлял оружие, порох, ядра). Более того, как сообщали путивльские воеводы в Посольский приказ (апрель 1630 г.), Т. Федорович имел намерение польско-шляхетскую администрацию «выгонять... из Киева и изо всех городков...».

Бои под Киевом в мае 1630 г. оказали заметное влияние на развитие освободительного движения на Левобережной Украине. Киевляне и жители окрестных сел на несколько дней задержали переправу основных сил польско-шляхетского войска через Днепр, что позволило повстанцам организовать оборону Переяслава. Кроме того, опасаясь всеобщего восстания народных масс в Подненровье, правительство Речи Посполитой вынуждено было держать в районе Киева значительное войско (свыше 8 тыс. человек). Это сковывало силы карателей, ограничивало возможности королевской администрации в подавлении восстаний в других районах украинских земель.

Пользуясь некоторым спадом восстания, наступившим после подписания 8 июня 1630 г. соглашения между зажиточным казачеством и коронным гетманом С. Конецпольским, польско-шляхетское правительство усилило репрессии на Украине. Переселенец с Украины А. Байков в своих показаниях в Разрядном приказе отмечал, что «литовские люди стоят против черкас в Киеве и около Киева под городком для обереганья, а не для приходу под государевы городы. А стоит литовских людей в Киеве п около Киева 6000 для того, чтобы чем черкас посмирить». Наказаниям подверглись сотни киевлян — многие из них были убиты, другие находились в тюрьмах. Усилились также гонения на православное духовенство. По свидетельству современника (1631), «русские церкви в Киеве и около Киева во всех городкех запечатаны, а в иных церквах поделали костелы, а в иных поделали конюшни».

Несмотря на определенный подъем антифеодального движения, весной 1631 г. оно все же не достигло значительного размаха. Сказались напряженная борьба предыдущих лет, требовавшая огромных человеческих жертв, разобщенность повстанческих отрядов, разногласия между запорожцами и реестровцами, предательские действия казацкой старшины. В этих условиях с новой силой проявилось тяготение украинского народа к воссоединению с братским русским народом. Севские воеводы, сообщая русскому царю о событиях на Украине, писали в июне 1631 г.: «А будет де, государь, их сила не возьмет против ляхов стоять за веру и за то, чтоб им ис козаков не выписыватца, и козаки, де, государь, хотят, побрав норяд и всякие запасы, итить в Запороги, а из Запорог прийтить на Дон и з Дону посылати к Москве бити челом тебе, государю царю и великому князю Михаилу Федоровичи) всеа Русии, чтоб ты, государь, пожаловал их велел им быти под своею государскою державою».

Восстание 1630 г. потерпело поражение. Тысячи мужественных борцов положили головы за свободу и независимость родного края. Вследствие карательных мер польско-шляхетских властей были уничтожены десятки городов, сел, местечек. Существенный урон был нанесен производительным силам украинских земель (особенно району Поднепровья). Однако украинский народ не смирился со своим подневольным положением.
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить